П`ятниця, 16.11.2018, 11:28
ЧОРНОМОРСЬКЕ ГАЙДАМАЦЬКЕ З`ЄДНАННЯ
Українець!
Оздоровлюйся!
Роби те, що любиш!
Тримайся за своїх!
Главная страница



| RSS
Меню сайта

Наш опрос
Начало » 2007 » Травень » 21 » В Одессе власти хотят заменить памятник матросам-потемкинцам на памятник Екатерине...
В Одессе власти хотят заменить памятник матросам-потемкинцам на памятник Екатерине...
ЕКАТЕРИНА ІІ И ОДЕССА,
или непредвиденное будущее г. Хаджибея Тираспольского уезда Вознесенской губернии.

Трудно найти в Одессе человека, который бы не слышал, как много сделала для его города Екатерина ІІ. И неудивительно: ведь информацию об этом можно получить из книг дореволюционных авторов, которые переиздаются сейчас, из газетных статей, телепередач. Прославляется императрица как основательница и благодетельница Одессы, особа, которая едва ли не первая увидела в ней будущий центр всего Южного края и своими действиями проложила городу путь к процветанию.
Широко известна также история о том, что Екатерина сама изменила мужское название Одесс на женское Одесса. И хотя уже первые историки города склонялись к тому, что это просто легенда и никакие факты ее так и не подтвердили, эта красивая сказка и сейчас известна одесситам лучше, чем действительные факты из истории их города.
Известно и то, что все рассказы про чрезмерно доброжелательное отношение Екатерины к Одессе, как правило, не подкрепляются историческими документами, а если и приводятся некоторые факты, то отнюдь не убедительные. Проверить их еще в позапрошлом веке решил известный одесский историк, председатель Одесского общества истории и древностей проф. В.А.Яковлев. В 1889 г. вышла его книга «истории заселения г.Хаджибея 1789 – 1795 гг.», посвященная «истории «южной красавицы» которой исполнилось сто лет со времени присоединения ее к России».
Как видим «выдающийся исследователь судеб Одессы», как называли В.А.Яковлева современники, не считал август 1794 г. датой основания Одессы. Он отмечал, что к этому времени город имел почти трехтысячное население, включая размещенные в нем войска, более 600 домов и 400 летнюю историю к тому же в документах до 10 января 1795 г. он фигурировал как Хаджибей («Аджибей», «Гаджибей» и т.п.).
Большое внимание В.А. Яковлев уделил политике Российской империи на юге Украины, особенно «градостроительству», которое развернулось тут в конце ХVІІІ в. Екатерине ІІ, как известно, не давала покоя слава Петра І. Она, ее фавориты и прочие наместники с легкостью основывали тут новые города. Как доказал историк проф. В.И. Тимофеенко, в это время в Северном Причерноморье осуществлялось более 60 таких проектов. При этом почему-то часто не учитывались такая «мелочь», как экономические выгоды географического положения. По модной тогда в правящих кругах идее для процветания города достаточно было лишь воли императрицы и предоставления льгот и денег из казны. «…Нет ничего мудреного, – писал русский историк ХIХ в. Дитятин, – если горожане, несмотря на обещанную им императорскую милость, плохо стекались в таким образом устраиваемые города и содействовали их процветанию, горожане бежали из существующих уже городов… Но администраторы ХVIII в. перед такими фактами не останавливались, под их всемогущей десницей города росли как грибы, казалось им, что известный пункт удобен для города, и они строили его в этом тесте. Достаточно было императрице поставить резолюцию: «Повелеваем на сем избранном месте город воздвигнуть».
Однако более внимательные исследователи отмечали, что почти все «новые города», строились на месте уже существующих населенных пунктов. Так украинские поселения Нехворощь и Царичанка стали Алексополем І и ІІ, Тор – Славянском, Половица – Екатеринославом ІІ, Орлик – Ольвиополем, Усовка – Александрией, татарские города Акмечеть – Симферополем, Гезлев – Евпаторией, Ахтиар – Севастополем и так далее. Не говоря уже о том, что среди «вновь устраиваемых» оказались Токмак, Кременчуг, Полтава и другие.
Царице и ее наместники сами решали, какой статус предоставить «основанным» городам. Рождались проекты «столиц края», губернских городов: Екатеринослава І, Николаева, Екатеринослава ІІ, Херсона, Возненсенка; центров наместничеств: Новомосковска І, Кременчуга, Новомосковска ІІ; уездных центров, которыми были Константиноград, Славянск, Павлоград и многие другие.
Строительство новых городов съедало огромные средства. Сотням и тысячам солдат и других строителей оно стоило жизни. Так, например, Екатеринослав ІІ в 1787 г. стоило 12 полков, что же касается смертности во время строительства городов, то даже некоторые из дореволюционных авторов приводили просто ошеломляющие цифры.
Однако все это оказалось бесполезным, подавляющее большинство городов в начале ХІХ в. либо канули в лету, либо едва существовали и лишь несколько имели какие-то показатели роста. Яркий пример этого – строительство «третьей столицы империи» г. Вознесенска (был основан на месте поселения Соколы). Проект его, составленный лучшими инженерами и архитекторами, был рассчитан на 20 тысяч жителей, в городе должны были быть устроены парки, ботанические сады, водопады, фонтаны, возведены дворцы и величественные административные здания. Но смерть Екатерины ІІ положила конец его осуществлению, без государственных дотаций этот выбранный без элементарного учета экономических условий «торговый центр» почти исчез во времена Павла.
На фоне этого бурное развитие Одессы ХІХ в. казалось просто чудом. «Таково было «градостроение» в царствование Екатерины ІІ, – писал В.А.Яковлев, – …в этом отношении судьба нашего города представляет исключение. При этом следует отметить, что возобновлению Хаджибея не придавалось никакого важного значения, на него не возлагалось особенно больших надежд, как, например, на Екатеринослав, Херсон, Вознесенск – город своей жизнью, своей торговой деятельностью сам приобрел свое первенствующее на юге… положение».
Действительно, среди городов, которым Екатерина ІІ и ее сатрапы придавали большое значение, Хаджибея не найти. Он в планах царедворцев не рассматривался даже как уездный город. Крепость с небольшим поселением для греческих матросов Тираспольского уезда Вознесенской губернии – вот та «велика будущность», которая отводилась Хаджибею-Одессе. Кстати, чем был тогда губернский город, можно увидеть из «Мертвых душ» Н.В. Гоголя, чем был уездный город – из «Ревизора». Исходя из этого, можно себе представить, что представлял собой город не уездный.
Недаром В.И. Тимофеенко отмечает, что на конец правления Екатерины ІІ «Одессе грозила участь жалкого захолустного местечка». «Первые заботы правительства относительно Хаджибея, – отмечал В.А. Яковлев, – были обращены с чисто стратегическими целями: торговое значение города… выяснилось только… само собой, и только с назначением градоначальником герцога Ришелье Одесса получила в правительственных сферах значение важного пункта» (напомним, что А.Э. Ришелье начал управлять Одессой в 1802 г. семь лет спустя после смерти Екатерины ІІ). Уезд же вокруг Одессы был создан только в 1825 г.
Тогда может быть Екатерина ІІ видела призвание Одессы в другом, ведь, как пишут, она придавала ей значение «главного морского порта региона»? Конечно, но почему-то при этом не вспоминают, что при этом имелся ввиду регион между Южным Бугом и Днестром (тут конкурентом Одессы мог быть разве что Очаков), ни о каком-либо преимуществе или даже сравнении с Херсоном, Николаевом, Севастополем и др. не могло быть и речи в планах царицы и ее окружения. Соответственно с этим предоставлялись средства на строительство порта в Хаджибее-Одессе. Они, как отмечал В.И. Тимофеенко, были «совершенно ничтожны» по сравнению с теми, которые получали Николаевский, Херсонский и другие порты.
Но как тогда объяснить фразы типа «уважая выгодное положение Хаджибеея» и т.п. из указов Екатерины ІІ, которые и сегодня так любят цитировать в Одессе? Как доказал В.А. Яковлев. Все они были обыкновенными канцелярскими штампами, которые использовались по отношению ко всем городам края и даже раз наименее значительным (например, для Вознесенска чиновники находили почти поэтические эпитеты).
Но может Екатерина ІІ предоставила жителям нашего города какие-то важные льготы? Она освободила их на 5 тел от налогов и постоев войск и разрешила торговлю «вином». Эти льготы имели все без исключения «новые» города, что никак не привело к их бурному росту. Действительно важные привилегии, которые другие более «значительные» города имели уже во времена Екатерины ІІ, Одесса получила лишь спустя десятилетия.
Слишком преувеличивают, по-видимому, и открытие в Одессе в 1796 г. магистрата. Ведь магистраты такого типа существовали в городах планируемых как небольшие иностранных поселения. Так Одесский магистрат был основан «по образцу Армянского магистрата в городе Григориополе». О масштабе этого события говорит тот факт, что на его открытие приехал из «Новомиргорода председатель 2-го департамента Вознесенского губернского магистрата». Кстати это события не очень повлияло на улучшение управления Одессой, как писали представители самого магистрата: к моменту смерти Екатерины ІІ «город сей переходя от самого своего основания под управление разных бывших в нем начальников, потерял весь образ законного городового управления, но содержан был на ноге, можно сказать военной».
Тоже самое можно сказать и об учреждении в Одессе (1796 г.) цензуры. Вряд ли можно согласиться с официальным одесским историком А.А. Скальсковским, который писал: «Это доказывает, что императрица уже тогда предсказывала Одессе большие успехи в образовательной деятельности». Причиной того, скорее, послужило слишком быстрое проникновение в город иностранного «вольнодумства». Кстати, тогда же цензура была открыта и на Радзивиловской таможне. Может ей тоже предполагались «успехи в образовательной деятельности»?
Ни о чем не говорит и то, что Екатерина ІІ посвятила Одессе несколько свих указов. Ведь царскими указами тогда решались почти все вопросы в империи, даже самые незначительные. Как «Указ об учреждении должности землемера в г.Оренбурге», а таких указов было огромное количество. Екатерина, естественно, не писала их, а только подписывала, иногда по нескольку в день. Считать это ее важной заслугой не стоит, как и ставить в честь каждого такого указа памятник. А о том, что императрица лично высказывала свое восхищение Одессой, никаких подтвержденных документами исторических фактов не обнаружено. То же можно сказать и о ее окружении. Например, о Г.О. Потемкина. «…Князь Таврический, – писал В.А. Яковлев, – не придавал значение завоеванному ничтожному городку – по крайней мере для противного нет доказательств». Несмотря на это заслуги Потемкина перед краем почему-то переносят и на Одессу, и сейчас трудно найти книжку по истории города без большой репродукции его портрета.
Как видно из вышесказанного, Одесса заняла ведущее место на юге Украины вопреки желаниям и планам Екатерины ІІ. Наверное, императрица очень бы удивилась, узнав, что ее наградят титулом «благодетельницы Одессы».
Что же тогда послужило причиной бурного развития Одессы в первой половине ХІХ в.? Следует отметить, что ответ на этот вопрос не был секретом ни для историков, ни для жителей города в прошлом.
Как отмечал все тот же В.А. Яковлев, еще в 1771 г. французский путешественник, посетивший Южную Украину, писал, что «в Подолии и Волины гниет такое количество хлеба, которым можно прокормить всю Европу», он называл также много других продуктов, которые нашли бы спрос на Западе. В условиях объединения Правобережной и Южной Украины под властью одной империи кратчайший путь для украинского хлеба шел через черноморские порты, удобнейшим их которых оказался Хаджибей.
Русские чиновники после захвата турецкого Хаджибея решили его по традиции «вновь основать», хотя для них (может быть за исключением И. Де-Рибаса и нескольких других личностей) он был не более чем небольшой крепостью. Но иначе думали купцы. Они требовали немедленного восстановления торговли через турецкую пристань Хаджибея и строительства других портовых сооружений. Купцам удалось найти сторонников среди представителей власти. Так, сам генерал-губернатор и фаворит царицы П. Зубов, наверное совсем не бескорыстно, поддержал идею строительства порта в Хаджибее (хотя куда большее значение он придавал Вознесенску). Им был написан рапорт императрице с просьбой выделить на это согласно смете необходимые средства. Ну как Екатерина ІІ могла отказать своему фавориту? Но тут она что-то заупрямилась, и вместо 2.061.200 руб., которые необходимы были - все сразу было отпущено 1.993.025 руб. Однако и эта сумма не была выплачена – в последние годы правления Екатерины І (1794 – 1796) выплатили лишь 400 тысяч рублей. Вот пример истинного отношения императрицы к Одессе. В результате этого, а также действий пришедшего через два года к власти Павла І, вышеуказанные работы в порту были окончены лишь во времена А.Э. Ришелье. И до этого времени «мореходцы… неохотно приходили в порт, не имея в нем надежного пристанища на случай бури». Следует также отметить, что правительственные чиновники во времена Екатерины І и Павла І ограничивали экспорт зерна из Одессы, якобы опасаясь будущих неурожаев.
Но торговля компенсировала недостаток царской милости. Благодаря экспорту украинского и частично молдавского зерна Одесса уже в начале ХІХ в. побила все рекорды экономического и демографического роста. Не было, пожалуй, ни одного дореволюционного историка, который бы не отметил этого. Но почти все они сначала упоминали «сказку» про «основательницу» Екатерину, как того требовала имперская конъюнктура. Точно также в советское время историки сначала отдавали должное коммунистической конъюнктуре, а потом уже излагали свои мысли. Но странно, что некоторые авторы возрождают теперь старую версию истории Одессы. Ведь доказательств в ее пользу за последнее время не прибавилось. И не обидно ли для одесситов прославлять особу, которая не только не помогала развитию их города, но и фактически тормозила его?
Между прочим, «любовь к Екатерине ІІ» никогда не была сильно присуща одесситам. Так, относительно демонтажа ее памятника Илья Ильф писал: «…бронзовую самодержицу свергли. В подвалах музея истории и древностей до сих пор валяются ее отдельные части – голова, юбки и бюст, волнующие своей пышностью редких посетителей».
1794 год действительно много значит для Одессы. Тогда началось строительство одесского порта, прямых улиц, понемногу увеличивалось население. И сели вспоминать людей, которые были по крайней мере причастны к этому, то в первую очередь И. Де-Рибаса (его личность уже увековечили в Одессе двумя памятниками), талантливых инженеров Ф.Де-Волана и А.Шостака, купцов, солдат (город и порт строили мушкетерские Витебский и Нижегородский и гренадерские Николаевский и Днепровский полки), черноморских казаков и т. п.
Что же касается Екатерины ІІ, то она, как было аргументировано доказано еще в позапрошлом веке, ни Хаджибея ни Одессы не основывала, ни разу сюда на пушечный выстрел не подъезжала и никогда особого значения нашему городу не придавала. Поэтому ее роль в событиях, которым исполняется вот уже 213 лет, слишком преувеличивается. Гончарук Т.Г.
ПРОДОЛЖЕНИЕ БУДЕТ!

Просмотров: 2056 | Добавил: gaidamaky | Рейтинг: 3.5 |
Всего комментариев: 2
2 Поляк из Одессы  
В Одесской Раде большинство мест имеют "совки". Для нынешних "совков" понятия "пахан" и "император" - одинаково святы. Кроме того они всегда действуют с оглядкой на то, "что скажет барин". Т.е. на реакцию из Киева. ЗРИ В КОРЕНЬ! Решение этого, как и многих других вопросов - в победе демократических проевропейских сил. P.S. А що до кода захисту пан-модератор.. Як що моя вдача, то я його розпетраю. Але більше постів від мене недочекаєтесь. Марна трата часу.

1 кочевник  
полностью поддерживаю! давайте, казаки, действуйте!

Форма входа
Календарь новостей
«  Травень 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск по новостям
Друзья сайта
 


Український рейтинг TOP.TOPUA.NET
 Погода в Україні
Статистика
Copyright MyCorp © 2006 Створити безкоштовний сайт на uCoz